До кей-попа: популярная музыка с времён Корейской войны. «Шоу 8-ой армии США» и корейская популярная музыка

После того как Корейская война закончилась прекращением огня и между двумя Кореями была зафиксирована военная демаркационная линия, на Юге остались американские войска, и, как следствие, возникла индустрия развлечений для поддержания боевого духа военных, оказавшихся вдалеке от родины. В так называемых «шоу 8-й армии» участвовало большинство корейских музыкантов, ставших впоследствии первопроходцами, изменившими лицо корейской популярной музыки.

Популярность кей-попа, вышедшая за пределы Азии, породила ряд вопросов. Какой аспект кей-попа делает его столь популярным во всем мире? В чём состоит культурная мощь страны, создавшей музыку с таким потенциалом распространения? В результате какого процесса эволюции эта музыка достигла своего нынешнего положения? Самый фундаментальный среди них — это, наверное, вопрос об истоках кей-попа.

Согласно распространённому мнению, что кей-поп уходит своими корнями в шоу 1950-х годов для военнослужащих 8-й армии, современная корейская поп-музыка испытала сильное влияние популярной американской музыки, распространившейся в стране благодаря этим шоу. А они, в свою очередь, дали начало проведению прослушиваний для открытия новых талантов и возникновению профессионального менеджмента в сфере шоу-бизнеса.

Такие утверждения, не будучи полностью голословными, являются чрезмерным упрощением. Шоу для американских военных и кей-поп разделяет временная пропасть в более чем 30 лет, и путь, который прошла за это время корейская популярная музыка, так же значим, как и изменения, принесённые этими шоу.

Присутствие американских войск

ХХ век был эпохой войн. И одной из главных особенностей этих войн было то, что они требовали мобилизации всех сил и ресурсов. Использовать индустрию развлечений на государственном уровне для воодушевления солдат и подъёма их боевого духа тоже придумали в начале ХХ века. Правительство США ещё в Первую мировую войну разработало планы обеспечения воющих на передовой живыми выступлениями артистов, а в годы Второй мировой войны создало Объединённые организации обслуживания вооружённых сил. Именно под эгидой этой организации во время Корейской войны и после неё страну посетили такие величайшие звёзды того времени, как Мэрилин Монро, Луи Армстронг и Нэт Кинг Коул.

Корейская индустрия развлечений начала работать для американских военных, дислоцирующихся в стране, сразу после Освобождения в 1945 году. В стране был расквартирован 24-й корпус армии США, в связи с чем возник спрос на шоу для клубов на военных базах. В то время в Сеуле было довольно много групп и артистов, занятых в сфере развлечений ещё с периода колониального правления Японии. Обычно они сидели в своих офисах или чайных, ожидая приглашений для выступления в армейских клубах. Большинство из них были хорошо знакомы с западной популярной музыкой, такой как латиноамериканская музыка, французский шансон и джаз, которые начали проникать в Корею с 1920-х годов.

В ранний период таких шоу особую активность проявлял Ким Хэсон и его коллектив «KPK». Ким был широко известен как муж певицы И Нанён и отец Ким Сукча и Ким Эчжа, двух из трёх участниц группы «Ким Систерз». Он начал свою карьеру в 1935 году как певец и композитор и приобрёл репутацию одного из лучших джазменов Кореи. Поэтому было бы опрометчиво считать шоу для военных 8-й армии единственным каналом проникновения американской поп-музыки в Корею.

Шоу в армейских клубах взяли разбег в 1957 году, когда командование 8-й армии, дислоцировавшейся в Японии, переехало в столичный район Ёнсан и были созданы Вооружённые силы США в Корее. Военные базы разместились по всей стране, включая Ёнсан в Сеуле, Пхёнтхэк и Тондучхон в провинции Кёнги-до, Тэгу в провинции Северная Кёнсан. Вокруг них тут же появились клубы для военных. По сообщениям, к середине 1950-х годов только в окрестностях Сеула и ДМЗ работало 264 клуба. В ситуации возросшего спроса на живые концерты стало невозможно более полагаться на нерегулярные выступления местных артистов или наезжающих время от времени знаменитостей из США.

Шоу в американском стиле

В 1957 году появилось первое агентство в сфере шоу-бизнеса «Хваян», за ним последовали «Юниверсал» и «Конъён». Благодаря этим фирмам стала профессионально и организованно осуществляться такая деятельность, как выпуск артистов, планирование выступлений, менеджмент, репетиции, обучение и подготовка к прослушиванию.

В ситуации послевоенной разрухи выступления в армейских клубах были золотой жилой, гарантировавшей высокий доход.

В начале 1960-х годов Вооружённые силы США в Корее выплачивали корейским артистам около 1,5 млн. долларов в год. Агентства росли как грибы. В 1962 году в одной газете писали: «Фирмы, созданные “артистами-летунами”, сейчас управляют делами порядка 1000 артистов, входящих в состав 25 шоу-групп и 60 коллективов».

С ростом числа артистов обострилась и конкуренция за право выступать на армейских площадках. Главным видом деятельности агентств стала подготовка к прослушиваниям, которые проводились каждые 3-6 месяцев. Жюри, состоявшее из американцев, присланных минобороны США, присваивало выступающим разряды AA, A, B, C или D. Тем, кто получал разряд АА, гарантировался высокий доход, тогда как получение более низкого разряда означало переезды в кузове армейского грузовика и выступления на базах в сельской глуши. Разряд D соответствовал провалу.

Прослушивание было введено американским командованием для контроля за качеством шоу, но для участвующих в прослушивании это было своего рода прокрустово ложе. Поощрялись только определённые жанры, звучание, манера исполнения и поведения на сцене, а всё, что не вписывалось в эти рамки, исключалось. Музыка в корейском стиле или стремление к оригинальности отвергались. Фактически чем ближе к оригиналу копировалась музыка в американском стиле, тем больше было вознаграждение. Критериями успешного отбора были: «чёткое английское произношение», «способность передавать эмоции стильно и мягко» и «умение быть хорошим шоуменом». И корейским исполнителям приходилось осваивать шоу-бизнес в американском стиле, своими руками «ломая» собственное культурное естество.

Корейские музыканты не могли исполнять свои, корейские, музыкальные произведения, но они очень гордились тем, что делали. А популярная музыка в американском стиле, которая звучала в армейских клубах, воспринималась как городская и элитарная.

Музыканты-универсалы

Поначалу в шоу исполняли главным образом популярные джазовые хиты и корейские песни, аранжированные в джазовом стиле. Но после внедрения системы прослушивания весь репертуар стал состоять из американских популярных произведений, если не считать таких азиатских песен, как корейская «Ариран» или японская «China Night». Как следствие, музыкантам приходилось разучивать песни, которые звучали из музыкальных автоматов на американских базах, по радио AFKN или выходили в сборниках типа «The Song Folio».

С точки зрения спроса, представления дифференцировались, чтобы удовлетворять вкусам разных клиентов в разных клубах, которые подразделялись на клубы для офицеров, клубы для младшего комсостава и клубы для рядовых, а также на клубы для белых и для чёрных. Там, где аудиторию составляли белые офицеры в возрасте за 30, в основном звучал стандарт-поп, «полуклассическая» музыка и джаз, а в клубах для сержантского и рядового состава, в зависимости от расовой составляющей, — рок-н-ролл, джаз, ар-н-би или кантри.

В этих условиях корейским исполнителям приходилось быть универсалами, поскольку жанровая специализация снижала шансы быть нанятым. Такова была природа замкнутой индустрии развлечений для американцев, которая играла роль культурного субстрата, призванного повышать их боевой дух и не страдать от ностальгии. Как следствие, местные артисты были вынуждены становиться безликими машинами, воспроизводящими чужие песни и чужие чувства. Чтобы выйти за рамки подражания им требовалась другая сцена.

Золотое время для шоу 8-й армии — это период с 1957 года по 1965 год, когда из-за войны во Вьетнаме контингент войск США, дислоцированных в Корее, значительно сократился. По стечению обстоятельств в то время в американской популярной музыке произошёл переход от свинг-джаза и стандарт-попа к рок-н-роллу. В шоу 8-й армии быстро отреагировали на эти перемены, и в конце 1950-х годов в Корее появилось множество своих «элвисов пресли», а потом и «битлов», большинство из которых так и застряло на уровне каверов.

«Сжатый рост»

Корейские музыканты не могли исполнять свои, корейские, произведения, но гордились тем, что делали. Среди них было много выпускников вузов. Поскольку шоу были на английском языке, те, кто знал английский, имели преимущество на прослушиваниях. Высокая оплата и «передовая» американская культура тоже привлекали представителей корейской элиты.

А музыка, звучавшая в армейских клубах, воспринималась как городская и элитарная.

При этом троту, набиравшему популярность у жителей сельской местности и городских рабочих, присвоили презрительное прозвище «ппонччак». Статус трота в культуре ещё более снизился, когда в 1965 году из-за явной «японскости» была запрещена песня «Девушка-камелия» певицы И Мичжа. Популярная же музыка американского образца, напротив, становилась мейнстримом, поскольку частные телеканалы, возникшие в 1960-х годах, продвигали прежде всего тех, кто начинал в шоу 8-й армии.

Но как произошедший в то время переход к популярной музыке в американском стиле связан с сегодняшним кей-попом — неясно. Высока вероятность того, что, подобно многим другим странам, где не дислоцировались войска США, даже без армейской клубной сцены корейская популярная музыка мало бы отличалась от того, что мы имеем сегодня. Однако не вызывает сомнения то, что опыт этих шоу серьёзно ускорил процесс развития корейской популярной музыки. И безусловно примечательным фактом является то, что знаменитая корейская «сжатая модернизация» может быть обнаружена и в сфере популярной музыки.

Как произошедший в то время переход к популярной музыке в американском стиле связан с сегодняшним кей-попом — неясно. Высока вероятность того, что, подобно многим другим странам, где не дислоцировались войска США, даже без армейской клубной сцены корейская популярная музыка мало бы отличалась от того, что мы имеем сегодня. Однако не вызывает сомнения то, что опыт этих шоу серьёзно ускорил процесс развития корейской популярной музыки. И безусловно примечательным фактом является то, что знаменитая корейская «сжатая модернизация» может быть обнаружена и в сфере популярной музыки.

Как «Kim Sisters» завоевали Лас-Вегас

Чан Ючжон историк музыки, профессор Института общего образования Университета Тангук

Десятки появлений в таких рейтинговых телешоу, как «Шоу Эда Салливана» или «Шоу Дина Мартина». Первая азиатская девичья группа, которая выступала в Лас-Вегасе.

Всё эти достижения принадлежат «Kim Sisters», корейскому женскому трио, которое пробилось на американскую сцену за 60 лет до успеха BTS. В состав группы входили сестры Сью (Сукча) и Эчжа, а также их двоюродная сестра Миа (Минчжа). Родителями Сью и Эчжа были известный композитор Ким Хэсон и знаменитая певица И Нанъён. А отцом Миа был старший брат И Нанъён — композитор И Боннён (Бонрён). Сестры Ким начали свою карьеру в 1953 году с выступлений в шоу 8-й армии. Они не только прекрасно пели и танцевали, но и играли на разных музыкальных инструментах, поэтому имели ошеломительный успех у американских военных. И в 1959 году отправились покорять США.

В 2016 году, когда исполнялось сто лет со дня рождения И Нанъён, мне довелось побеседовать с лидером трио, Сью, в Хендерсоне (штат Невада), где она сейчас проживает. Далее я предлагаю вам ознакомиться с состоявшимся тогда интервью, отредактированном в виде вопросов и ответов.

«Kim Sisters» в мае 1970 г. в Городском общественном центре во время концерта в честь их возвращения на родину. Тогда они приехали в Корею впервые за 12 лет. Сестры давали концерты в течение 4 дней и имели огромный успех. Слева направо: Миа, Сью и Эчжа.

— Как образовалась ваша группа?
— Нас собрала моя мама. В 1950 году, во время войны, отца увели на Север, и маме приходилось самой зарабатывать на жизнь. Сначала она выступала одна на площадках 8-й армии, но потом ей стало это не под силу, и мы со старшей сестрой, Ёнчжа, стали выступать вместе с ней. Я помню, как мы били чечётку и пели испанские песни. Но потом Ёнчжа сильно вытянулась, и тогда её место заняли моя младшая сестра Эчжа и двоюродная сестра Миа. Вот так мы и стали «Kim Sisters».

— Когда вы начали брать уроки музыки, и что вы изучали?
— Нас с детства учил музыке отец. Я думаю, мне тогда было шесть лет, отец неожиданно появлялся и выкрикивал: «Один, два, три!», и мы, все семеро братьев и сестёр, должны были петь по очереди или в гармонии друг с другом. И если кто-нибудь делал ошибку, то бывал иногда наказан розгами. Отец нас любил и очень гордился нами. Настолько, что, когда приходили друзья, он приводил нас и говорил: «Денег у меня немного, но моё достояние — это они». Но ласковым он не был, поэтому и сейчас, когда думаю об отце, первое, что вспоминается, — его строгий образ. Ещё до сих пор живо стоит перед глазами картина, как моя мама, не одобрявшая его методы обучения музыке, собрала вещи и сказала, что уйдёт от него.

Мама же, напротив, чтобы подготовить нас к выступлению на площадках 8-й армии, сначала разучивала песни на английском сама, а потом терпеливо учила нас. Когда мы ходили репетировать, она брала с собой накрытую белой тканью корзинку, а в ней были фрукты, например бананы, которые тогда были редкостью. Она обещала давать нам по фрукту за каждую выученную песню, поэтому мы старались изо всех сил.

— Когда вы впервые поехали в США, и как вас принимали?
— Мама подписала контракт с американским агентом в 1958 году. Но вместо того чтобы сразу отправиться в США, мы поехали той зимой на Окинаву, в Японию, чтобы выступать там перед американскими военными. А в январе 1959 года мы добрались до Лас-Вегаса. У нас был контракт на 4 недели, но тогда была такая ситуация, что мы не могли вернуться обратно в Корею, поэтому мы очень старались. По счастью, с самого первого шоу мы, так сказать, «выстрелили». И наш контракт всё время продлевали. В итоге мы целых 22 раза выступали в «Шоу Эда Салливана», очень популярной тогда телепередаче, в которой появлялись такие знаменитые певцы, как Элвис Пресли и Луи Армстронг. Отбором песен, аранжировкой и костюмами занималась я.

— Ваша мама, должно быть, очень беспокоилась, отправляя юных дочерей в далёкую страну. Дала ли она вам какое-либо напутствие?
— Мама сказала нам всего две вещи. Первое — «не ссорьтесь между собой». И второе — «никаких мальчиков». Она хотела, чтобы мы ладили друг с другом и держались вместе. Она сказала нам избегать юношей, потому что это могло рассорить нас и привести к распаду группы. У нас и в Корее никогда не было бойфрендов, и мы не испытывали желания встречаться с кем-либо в США.

— Запомнилось ли вам что-нибудь из тогдашнего пребывания в Америке?
— Мы очень скучали по корейской еде. Однажды Эчжа расплакалась и сказала, что умирает без кимчхи. В итоге нам прислали кимчхи из Кореи, но, когда мы через какое-то время пошли её забрать, её уже там не было. Нам сказали, что какой-то служащий её выбросил, потому что она протекла. Помню, как я бурчала себе под нос: «А ведь созревшая кимчхи ещё вкуснее…»

— Как потом сложилась ваша жизнь в США?
— В марте 1967 года вышла замуж Эчжа, а в апреле — Миа. После этого, я чувствовала себя одинокой. Но потом я встретила своего будущего мужа, Джона, и мы поженились в апреле следующего года. В 1973 году «Kim Sisters» распались, а в 1975 году, когда к группе присоединилась моя старшая сестра Ёнчжа, мы возобновили шоу и выступали ещё лет десять. Потом Ёнчжа ушла из группы, и мы с Эчжа и нашими младшими братьями Ёнилем и Тхэсоном собрали «Kim Sisters & Kim Brothers». В 1987 году Эчжа умерла от рака, и мы стали выступать как «Sue Kim & Kim Brothers». А потом, в 1994 году, я попала в ДТП. После этого почти не выходила на сцену. Я стала заниматься, чтобы сдать экзамен для получения лицензии риелтора. И сдала его, хотя и с восьмой попытки. И занимаюсь недвижимостью уже больше 20 лет.

Источник