Режиссёр Руслан Пак снял фильм «Три». Один из персонажей — Николай Джумагалиев — известный в СССР маньяк и каннибал

Осенью 2019 года в Алматы завершились съёмки фильма «Три», режиссёром которого стал Руслан Пак из Южной Кореи. Одним из персонажей является Николай Джумагалиев — известный в СССР маньяк и каннибал. В интервью Руслан Пак рассказал, почему решил взяться за этот проект, чем его удивили казахстанские кинематографисты и как Аскар Ильясов получил роль.

— Руслан, расскажите, о чём фильм «Три»?

— Фильм «Три» основан на реальных событиях, но ни в коем случае не посвящён маньяку. Главный герой выдуман, он молодой стажёр, который участвует в процессе поимки Николая Джумагалиева, известного серийного убийцы. Я познакомился с человеком, который возглавлял операцию по его задержанию. Меня поразило, что на следующий день всех участников этого дела уволили, а знаменитый людоед убийца до сих пор жив и здоров. Противоречивость данного дела меня и тронула. У каждого режиссёра должен быть протест, который лично меня подтолкнул к идее сначала написать сценарий, ну а в результате у нас получилось снять фильм.

В общем, фильм про нас, про людей. Про то, что люди должны оставаться людьми в любой, даже самой сложной жизненной ситуации.

Кстати мне предлагали встретиться с Николаем Джумагалиевым, но я отказался, ведь, ещё раз повторюсь, фильм не про него.

У меня был перерыв в карьере, больше семи лет. За эти годы было много проектов, сценариев, но ни один не свершился по разным причинам. И эта история настолько меня заинтересовала, что мы дошли до производства фильма. Полтора года мы работали только над сценарием. Думаю, что это будет новый формат кино в Казахстане. Надеюсь, зритель получит удовольствие при просмотре и даст свою адекватную оценку.

— Вы сейчас живёте не в Казахстане?

— Я родом не из Казахстана, у меня отец с Уштобе (населённый пункт в Алматинской области. — Прим. ред.). В детстве он переехал в Узбекистан, Ташкент. Там я и родился, но в 2006 году переехал в Южную Корею.

— Почему вы захотели снимать фильм в Казахстане?

— Если бы данный случай произошёл в другой стране, я бы с удовольствием снял бы и там. Но нужно учитывать не только мои корни, и то что я говорю на русском языке и часто бываю в Алматы, а мои личные эмоции, переживания и чувства, которые я испытываю к этой стране. У меня много друзей и родственников в Казахстане. Всё своё детство я провёл здесь, в доме у дедушки с бабушкой в ауле. Здесь я себя чувствую как у себя дома и, конечно же, всегда мечтал снять кино именно в этой стране. Я снял, и мне очень нравится этот опыт.

— У вас снимались довольно известные в Казахстане актёры: Ержан Тусупов, Самал Еслямова, Аскар Ильясов. Вы были знакомы с их работой и сами захотели видеть этих актёров в картине или их так удачно подобрал кастинг-директор?

— Я выбирал актёров, прежде всего, по типажу. Ни одного из них я не знал, ни одну работу с участием этих актёров не видел. Но последнее решение было после личной встречи с ними, что нельзя сказать об Аскаре, Самал и Игоре. Все они находились за пределами Казахстана, и пришлось утверждать их дистанционно. Если говорить об Аскаре, то я положился на его бэкграунд, а именно его образование и практику в театре.

С Самал и Игорем, тоже не был знаком лично, но не сомневался в их игре и доверился своему «режиссерскому» чутью.

При просмотре казахстанского кино, я обычно видел одних и тех же актёров. Сложилось впечатление, что в Казахстане актёров очень мало и я сильно переживал из за этого. Но когда мы провели кастинг, то я понял, что у вас много актёров, с различными типажами, только они не так часто появляются на экране, почему — я не знаю.

— С какими сложностями вы столкнулись во время работы в Казахстане?

— Наоборот, я был приятно удивлён. Мы переживали, так как это был мой первый опыт съёмок в Казахстане полнометражной картины. У нас была очень хорошая команда, трудностей особых не было, все были в тонусе, горели делом. Я не знаю, с чем это было связано, может, потому что это была ко-продукция.

С Кореи частично приехали операторы, осветители и звукорежиссёры, остальная команда была местная. У вас ребята очень талантливые и всё правильно делают, но иногда у кого-то нет чёткого понимания, что он хочет видеть.

Я не был на других ваших площадках, ничего не могу сказать, тем более критиковать, но вначале к нам было скептическое отношение. Я объясню. В первый день мы закончили уже в два часа дня, хотя по плану, должны были работать до вечера. У второго режиссёра было много вопросов: как мы можем так снимать, почему не снимаем всё подряд, почему мы эти кадры сняли, а другие не сняли, хотя они были запланированы. Второй режиссёр поставила 34 съёмочных дня, потом мы с ней долго спорили и сократили до 30 дней, в результате мы сняли за 26 съёмочных дней. И когда местные ребята увидели, что мы чётко знаем, чего хотим, они активизировались, не было переработок, что даже для меня очень не привычно.

— Когда фильм будет показан на широких экранах?

— Я бы хотел, чтобы мировая премьера состоялась на каком-нибудь фестивале, после чего планируем премьеру в Казахстане, если получится и в других странах СНГ. Мне самому не терпится представить наш фильм казахстанскому зрителю, ведь, несмотря на ко-продукцию и участие иностранных специалистов, это, прежде всего, кино Made in Kazakhstan.

Журналисты: Айдана Мамаева, Абулхаир Жусупов

Источник

Смотрите также