Александр Цой: «Не хочу, чтобы имя отца служило раздору и разжиганию»

Одно из главных музыкальных событий наступившего года — осенние концерты группы «Кино» в Питере и Москве. Спустя тридцать лет — впервые. Уже опубликованы видео с репетиций: не сочтите за кощунство, но никогда за всю историю группы, ни в студийном, ни в концертном вариантах, она не звучала так мощно. Другие времена, другие технологии. Плюс огромный опыт музыкантов. Трое участников оригинального состава и их коллеги по сцене находятся в идеальной форме. О том, как это будет, рассказывает Александр Цой, продюсер проекта, сын Виктора Робертовича.

— Как появилась идея через тридцать лет снова вывести этих людей на сцену?

— Так вышло, что я никогда в жизни не был на концерте «Кино», а мне хочется. Не только я — выросло несколько поколений, которые не слышали эту группу вживую. А песни востребованы, их по-прежнему любят. Единственный способ пойти на такой концерт — сделать его самому.

Александр Викторович Цой (1985 г.р.), музыкант, дизайнер-оформитель, продюсер и автор видеоэффектов проекта «Симфоническое кино», лидер группы «Ронин».

— И сразу на вас посыпались упреки: все это ради денег.

— Звучит странно, учитывая, что над проектом работают люди из «ДДТ», «Аквариума», «Алисы», Юрий Каспарян, который в «Ю-Питере» играл. Мне не кажется, что ребята очень нуждаются, они не производят такого впечатления. Я тоже мог бы этого не делать, я нормально себя чувствую в финансовом плане. Плюс ко всему это большая работа, она уже заняла год и займет еще почти столько же. И огромный бюджет — десятки миллионов рублей.

— А что с вокалистом? Это одна из главных странностей: как возможен концерт группы «Кино», если в ней не поет Виктор Цой?

— А он поет. Мы вытащили его вокал из старых песен. Сохранились многоканальные записи поздних альбомов, надо было их только оцифровать. Это сложная техническая задача, но мы с ней справились. Хуже с ранними песнями, там мы изолируем вокал из микса, из мастер-фонограмм, современные технологии позволяют это сделать. И есть акустические версии, там все проще, поскольку звучат только голос и акустическая гитара. Потом из очищенных вокалов собирается финальный вокальный дубль.

— Давайте повторим еще раз, а то люди переживают: никто не будет петь вместо Цоя.

— Никто не будет петь вместо Цоя. Только его голос, он сам на экране и участники группы «Кино» на сцене — Тихомиров, Титов, Каспарян. К сожалению, уже нет на свете Георгия Гурьянова, но есть Олег Шунцов, который играет в проекте «Симфоническое кино» и суперщепетильно снял все барабанные партии. Дмитрий Кежватов из группы «Тараканы!» будет играть на акустике гитарные партии, это как раз партии Цоя.

— Чисто музыкально это «Кино» отличается от классического?

— Немножко. Мы ориентировались не на студийные, а на концертные версии. И, конечно, это концерт группы «Кино», как он прозвучал бы в 2020-м. Не стилизация под 80-е.

— Как думаете, почему эта музыка все еще нужна людям? Прошло ведь уже столько лет.

— Каким-то образом им удалось сделать ее совершенно вневременной. Слушаешь альбом «Группа крови», а он все еще моднейше звучит. И масса интересных находок, нюансов, только кажется, что песни простые. Музыкальная палитра очень разнообразна. Можно уловить там и кантри, и рэгги, и что угодно. А в целом — в будущее смотрящая музыка, танцевальная, легкая. Не слишком характерная для русского рока. Не исповедальная, без надрыва.

— Что думаете о фильме «Лето»?

— Прикольное кино, в котором авторам совершенно не удалось уловить суть вещей. Вроде бы реальные персонажи, но, к сожалению, к своим прототипам они никакого отношения не имеют. Если абстрагироваться от этого, фильм сам по себе неплохой. Романтичный, добрый, масса прикольных моментов. Если бы персонажей звали не Майк и Цой, а как-то иначе, вообще никаких вопросов. Но я понимаю, что авторы и не ставили перед собой задачу реалистично отобразить что-либо, они снимали фантазию на тему. Почему бы и нет?

Источник