Интервью с Евгенией Ким, которая в 2019 году вошла в список Forbes «30 до 30»

В апреле 2019 года Евгения Ким вошла в список Forbes «30 до 30» — тридцати самых перспективных россиян моложе тридцати лет. В интервью газете «Корейцы Узбекистана» она рассказывает о выборе профессии, о своих истоках, о творчестве и внутренних переживаниях:

– Евгения, что предопределило ваш выбор, кто повлиял на него?

– В шесть лет я решила, что хочу рисовать и сказала об этом маме. Меня с детства тянуло к творчеству, особенно к дизайну одежды. Отчасти на этом сказался пример моей тети Инны Ким, она занимается созданием сценических костюмов.

– Ваш первый опыт в качестве дизайнера?

– Все началось в детстве: уже с одного года я пыталась что-то шить для кукол и все ближайшее окружение очень удивлялось этому. Если говорить о серьезных проектах, то свою первую полноценную коллекцию создала, когда училась в колледже имени К.Фаберже в Москве. С ней заняла 1-е место сначала на региональном конкурсе, а затем на Всероссийском конкурсе «Экзерсис».

– Эта победа внесла изменения в вашу жизнь?

– Сложно сказать однозначно. Скорее, она помогла укрепиться в собственных силах, поверить в себя. В колледже у меня сложились непростые отношения с одной из преподавательниц, утверждавшей, что из меня получится хороший конструктор или технолог, но не дизайнер. Первое место помогло мне стать уверенней.

– На какую возрастную категорию ориентируетесь?

– В основном на девушек и женщин в возрасте от 19 до 40 лет.

– Планируете ли создавать детские модели?

– Пока не знаю, хотя детей люблю. У меня был несколько иной опыт работы с ними, педагогический. В подмосковном поселке, где живут родители, попробовала свои силы в качестве преподавателя: дети сами разрабатывали собственные модели, а я их только направляла. На тот момент у меня даже появилась идея открыть альтернативную художественную школу. Возможно, в будущем я вернусь к ее реализации.

– Что вам ближе: создавать коллекцию prêt-à-porter или couture?

– Вещи из моих коллекций больше prêt-à-porter, но есть и couture, преимущественно созданные с использованием ручной работы.

– Ваш самый строгий критик?

– Я сама. Ещё мне важно мнение творческих людей, которых считаю талантливыми.

– Кто из современных узбекских, российских, зарубежных дизайнеров является для вас ориентиром? Если бы представилась такая возможность, с кем бы из них вы хотели сотрудничать?

– Из узбекских и российских никто. Из зарубежных – Рей Кавакубо, Миучча Прада, Раф Симонс, Дрис Ван Нотен. Мне запомнилась практика у Вячеслава Зайцева, поразили его уважительное, внимательное отношение к членам своей команды и выносливость.

– Евгения, коллекция «Чогори» — обращение к своим истокам, ностальгия по малой Родине или что-то иное?

– Коллекция «Чогори» — это несколько стадий моего национального осознания. Два года назад во время учебы в Лондоне, мои однокурсники подметили, что моя азиатская внешность не соответствует моему русскому менталитету. Я не придала этому особого значения, но начала думать о том, кем я себя ощущаю.

Так получилось, что меньшую часть своей жизни я провела в Узбекистане, большую – в России, в Москве. В какой-то момент все перемешалось. Вопрос национальной принадлежности в последнее время приобрел для меня первостепенное значение. Я стала интересоваться историей корё-сарам, открывать для себя интересные вещи и факты.

Вот, казалось бы, всем известная морковча, продающаяся в Ташкенте на всех базарах, завоевавшая все постсоветское пространство – это наш собственный салат, который придумали корё-сарам.

Существовала ли в истории корё-сарам какая-то своя национальная одежда? Ответа на это вопрос я так и не нашла, поэтому попыталась по-своему ответить на него, сделав коллекцию курток, напоминающих по форме чогори, собранных из бекасама и советских тканей. Я думала о том, что если бы в одежде была такая же необходимость как в еде, то люди в Узбекистане создавали бы национальный костюм, используя доступные ткани.

– Как проводит свободное время Евгения Ким, чем интересуется помимо индустрии моды?

– Общаюсь с людьми из параллельных творческих сфер, путешествую, хожу на выставки и в театры, выезжаю на природу, провожу время с семьей, знакомлюсь с маленькими культурными группами, все больше интересуюсь своим происхождением. В Ташкенте люблю встречаться с Виктором Аном, расспрашивать его про корё-сарам.

– Ваша любимая страна или место, куда хотелось бы возвращаться?

– Мне некомфортно жить больше двух месяцев в каком-то одном городе. Я постоянно перемещаюсь. Сейчас больше времени провожу в Ташкенте, но раз в месяц летаю в Москву. После Москвы стараюсь поехать в Милан, например, чтобы сменить обстановку, походить по музеям и зарядиться перед работой в Ташкенте.

– Современные дизайнеры работают командой. Кто является членом вашей?

– Мне ассистируют Аля, девушка из Казахстана, она ведет переписку с журналистами и отвечает за электронную почту; а также Камилла, помогающая по производству и в продюсировании съёмок. Все остальные работают на аутсорсе, мы только контролируем.

– Евгения, есть ли у вас шоу-рум? Где можно увидеть модели?

– Шоу-рум проходит в Париже, там агенты показывают коллекции байерам. Купить коллекцию сезона SS 2020 можно будет в Москве, Торонто, Кувейте, Тбилиси, Нью-Йорке. Также в начале марта мы запускаем онлайн магазин на нашем сайте www.jkim.ru.

– Сейчас многие дизайнеры и модельеры помимо линий одежды создают коллекции ювелирных украшений, обуви, парфюма, сумок и аксессуаров. Планируете ли работать в этом направлении?

– Сумки представлены почти в каждой моей коллекции. В последнее время мне очень нравится сотрудничать с узбекскими ремесленниками, нравятся изготовленные ими шкатулки, столовые приборы. Если пробовать себя в других сферах, наверное, выбрала бы дизайн интерьера. Отчасти это связано с тем, что у меня самой накопилось достаточное количество вещей, приобретенных на блошиных рынках, в антикварных лавках и порой просто возникает большое желание расставить и разложить их по местам.

– С какими материалами предпочитаете работать?

– Материал зависит от темы, для меня важен силуэт, но все же предпочитаю работать с формодержащими, плотными тканями, как в корейских национальных костюмах. Меня всегда привлекает чистота форм, строгость и четкость линий.

– О чем мечтает Евгения Ким, что входит в ближайшие планы?

– Мечтаю создать свое пространство, в котором будут сосуществовать талантливые творческие люди, представители старшего поколения и молодежь; пространство, где люди будут обмениваться опытом и знаниями, создавать совместные проекты. Место, в котором ремесленники могут коллаборировать с современными художниками и дизайнерами.

– Среди читателей нашей газеты большая женская аудитория. Какие тренды и тенденции актуальны нынешней осенью и зимой, а также предстоящем весенне-летнем сезоне?

– Мне кажется, самое модное сейчас – это быть естественным и носить все, что нравится лично вам. В погоне за модными тенденциями большинство стремится выглядеть как на обложках глянцевых журналов, но так теряется уникальность и индивидуальность личности, а в жизни хочется видеть неординарных людей.

– Как повлияла на вашу профессиональную деятельность публикация о коллекции «Чогори» на страницах американского VOGUE?

— Мне стали писать корё-сарам, и я этому очень рада.

– Евгения, расскажите о своей семье.

– Мои мама и папа работают в строительной компании, к творчеству их работа никак не относится. Мама хорошо рисует, любила делать мне стенгазеты, когда я училась в школе. Мой родной братишка, который младше меня на 18 лет, сейчас учится в школе. Параллельно ходит в художественную школу, занимается программированием, большим теннисом и ещё кучей всего и во всем преуспевает.

А вообще у нас очень большая семья, все тети, дядя и их дети мне как родные. У нас есть прекрасная семейная традиция: собираться вместе раз в год, так все живут в разных городах.

Я очень благодарна своим родителям за их понимание и уважение, веру в меня, за то, что они никогда не оказывали давления, а напротив, поддерживали все начинания.
Чем старше становлюсь, тем больше задумываюсь над тем, как это здорово иметь такую семью!

Источник